Бытиё шарпея по кличке Пончик

#владельцы_питомцы

Вадим Яловецкий

Пончик — кошмар ветеринара

Бытиё шарпея по кличке Пончик. Рассказ о его друзьях и хозяевах, о любви и преданности.

Когда щенята подросли, пришло время расставаться. Васнецовы дали через интернет объявления о продаже шарпеят. Покупатели нашлись, постепенно в доме стало тише, всё вернулось в старый неспешный и привычный уклад. Под грохот петард и хлопки шампанского дружно встретили новый год. И казалось, что деревенская идиллия будет существовать несказанно долго.


Увы, ближе к марту Пончик занемог. Начали сбываться мрачные прогнозы четырехлетней давности – болячка проснулась и трансформировалась в опухоль. Пончик первое время не испытывал дискомфорта, с аппетитом кушал, вёл себя адекватно. Но опухоль росла, превращаясь в жуткий нарост. Встревоженные Васнецовы переглядывались, понимая, что в этот раз придётся бороться с онкологией. Прибыл Куприяныч. Операцию сделал в то же день, прописал лекарства и уехал, выразительно вздохнув напоследок. Через неделю желудок собаки перестал принимать пищу. Тут ещё сын пригласил в Москву на новоселье. Договорились, что поедет Екатерина Павловна, сам же Васнецов утряс дела в городе и переехал В загородный дом. Провожали супругу на вокзал вчетвером. Пончик держался независимо и степенно, как делал это раньше. Разрешил себя поцеловать. Сергей Игнатьевич возвращался на дачу мрачный. Настроение хозяина передалось собакам, чего тут радоваться? Два последующих дня Васнецов резал в миску больного куски филейной вырезки. Пончик всё съедал, затем жадно хлебал воду. Сергей Игнатьевич брал в руки мокрую тряпку и ждал. Несчастное животное, через какое-то время срыгивало мясо, подбегали собаки и подбирали за Пончиком. Хозяин вытирал пол и ложился смотреть телевизор, не воспринимая действия на экране. В атмосфере мрачная безысходность, за окном пустота.

Утром обессиленная собака уже с трудом передвигалась. Васнецов надел поводок и, прилагая некоторое усилие, с ласковыми приговорами, не без труда, вывел животное на улицу. Мартовское утро было на редкость ледяным. Зима прощалась яростно, злобно. Сильный ветер под стать настроению усугублял дискомфорт. Природа восставала против человека, против притихших собак, против нахохлившихся и спрятавшихся под ветками птиц. Уже ближе к вечеру Пончика пришлось выносить уже на руках. Испуганный любимец, постанывая и не понимая, что с ним происходит, прижимался колючей шерстью к хозяину. Сквозь ткань тренировочной куртки, ощущался жар воспалённого брюшка. Прежде, чем прилечь, Сергей Игнатьевич сделал инъекцию баралгина — большим помочь не мог. Анечка и Аяйка привычно запрыгнули на кровать и улеглись в ногах хозяина, у Пончика сил не оставалось – пристроился на полу.

Вспоминались солнечные дни, когда собирался в гараж и бросал, внимательно наблюдающему Пончику: «Гараж!» Любимая собачья команда, значит, будут кататься с хозяином, счастье-то какое! И восторженный пес начинал шарпейский танец – расставлял лапы, подпрыгивал и пригибался, словно кланялся, при этом преданно глядел в глаза и погавкивал. В машине всенепременно занимал пассажирское сидение, а когда Васнецов уходил, перебирался на водительское место и брал машину под охрану. Летом на светофоре, Сергей Игнатьевич опускал тонированные стёкла. Пончик гордо бросал равнодушный взгляд на улыбающихся участников движения – «А я с папой еду!». Потом обязательные прогулки в Сосновском лесопарке, который проехать мимо было никак нельзя, в противном случае пес нервничал и суетился: «Папанька, ты разве не видишь, останавливайся и идём гулять?!». Команды «Гулять!» и «Кушать!» делили между собой второе и третье место по значимости среди прочих человеческих приказов. Мелькали солнечные дни из прошлого, игры, пустяковые безобразия, которые вечно прощались, какие-то картинки из прошлого…

Васнецов проснулся от собачьего скулежа. Резко подскочил и обмяк: бездыханный Пончик лежал у него в ногах, а сбившиеся в угол испуганные собаки, нюхали мертвого собрата и по своему плакали. «Господи, как же ты нашёл в себе силы, залезть на кровать, бедняга?». Хозяин встал и развернул заранее приготовленную простыню, глаза застилала пелена, пришлось вытирать краем ткани. Завернул ещё теплую тушку и аккуратно вынес на крыльцо. Ветер спал, холод отпустил, природа словно успокоилась, а смерть улетела дальше. Пока Васнецов таскал дрова на выбранную могилку, пока разводил огонь и ждал, когда оттает земля, рассвело. Затем долбил мёрзлую почву, потом с остервенением копал яму.

К двум часам закончил печальные хлопоты. Собаки сидели невдалеке, словно прощались и внимательно наблюдали, как Васнецов принёс к раю могилы белый свёрток, опустил в могилу и взялся за лопату.

  • Прощай мой славный бегемотик, прощай солнышко…

Тут Васнецов перестал сдерживаться и разрыдался. В земляной холмик воткнул доску и повесил на неё ошейник Пончика, а чтобы не сваливался, прихватил гвоздём. Домой возвращались втроём. Покормил собак, покопался в холодильнике, достал початую бутылку водки И смастерил незатейливую закуску. Потянулся к рюмке и тут зазвонил мобильник. Вызов из Москвы:

  • Серёжа, ну как там Понька? Чего молчишь?

  • Уже никак! Умер сегодня утром. Похоронил под берёзой.

На другом конце стояла тишина, затем послышались всхлипы…

06.03.2014

Санкт-Петербург

Источник — https://knigilub.ru/new/proizv/343187.html

#владельцы_питомцы

Первоисточник

0
4

2 thoughts on “Бытиё шарпея по кличке Пончик

%d такие блоггеры, как: